ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO



  В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР  МАН с ЛЮДМИЛОЙ НОВИКОВОЙ  ART_PUZZLE artontheground АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

Письма проходимца. Письмо#3: Воспроизводимость Вальтера Беньямина.
Выставка «Елка Вальтера Беньямина». Нижний Новгород, Кремль, Арсенал, филиал ГЦСИ. 26 декабря 2012 – 10 марта 2013.
26 марта 2013. Оксана Саркисян 

Автор рубрики АРТФон Оксана Саркисян в 2011 году открыла новую рубрику, Письма проходимца.  
Если в
АРТФоне основу составляла живая речь участников арт-процесса, вовлеченных Оксаной в обсуждение некоторой актуальной темы, то в Письмах проходимца предполагается рассмотрение конкретных событий на арт сцене в ракурсе актуальной проблематики. И события и проблематику выбирает проходимец.

Письма проходимца. Письмо#3: Воспроизводимость Вальтера Беньямина.
Выставка «Елка Вальтера Беньямина». Нижний Новгород, Кремль, Арсенал, филиал ГЦСИ. 26 декабря 2012 – 10 марта 2013.
 

В силу обстоятельств личной жизни, я стала свидетелем подготовки выставки «Елка Вальтера Беньямина» и оказалась на финисаже, который сопровождался круглым столом на тему визуализации литературного текста в выставочных практиках. И выставка, и прогулки в окрестностях Кремля, и круглый стол, и люди - все происходящее и всех нас объединила в тот день, как мне казалось, фигура Вальтера Беньямина. Аура его личности ощущалась не только на выставке, но и в холмистых перспективах Нижнего Новгорода, открывающихся у стен Кремля и на улицах города. Она возникала из присущей беньяминовским текстам о городах особой оптики и ощущения жизни города. В Нижнем Новгороде, где Беньямин никогда не был, и где состоялась посвященная ему выставка, все располагало к тому, чтобы задуматься о феномене ауротичности, о подлинности и воспроизводимости, о их  трансформации в современных практиках искусства.
Думаю, этот несколько отвлеченно личный взгляд на событие не позволит мне всесторонне и детально описать выставку, ее достоинства и полемические моменты ее концепции. Следуя формату рецензии, оставлю свои рассуждения к случаю. Выставка была посвящена вовсе не ауре, как условию восприятия произведения искусства, описываемой Беньямином как здесь и сейчас произведения искусства, но самому Вальтеру Беньямину и его московскому дневнику.
Переиначив смысл известного лозунга КД, можно сказать: «мне все нравится, несмотря на то, что я здесь никогда не был, и не знаю ничего об этих местах». Выставка в нижегородском Кремле не кажется неуместной. В силу того оптического эффекта, что раскрывает большое в малом, в личной биографии немецкого левого интеллектуала Вальтера Беньямина - строительство «нового мира» во всей его конкретике Москвы 1926 -1927 годов. И хотя Беньямин никаким образом не проявил себя в чудесном городе Нижний Новгород, он как всемирно признанный мыслитель 20 века, если и не попадает в «воображаемый музей» Анри Мальро, то уж точно является важной фигурой «воображаемого архива интеллектуальной мысли 20 века», которые, впрочем, дополняют друг друга. И друг без друга невозможны.
Поэтому так сложно провести грань между музейной практикой выставок литературно-исторических (обычных для краеведческих музеев) и выставкой современного искусства (не привязанной к месту и существующей в универсальном пространстве символизированном «белым кубом»). Современные музейные практики позволяют совмещать эти форматы, в которых произведение искусства становится сложно различимым  в соседстве с артефактами эпохи и с видео-фото документами. В таких практиках дизайн экспозиции граничит с авторской инсталляцией. Размывается граница между текстом и музейным предметом, будь то произведение искусства или предметы из коллекции «Художественно-педагогического музея игрушки» Российской академии образования. Встает вопрос:  фотографии 1920х годов, демонстрирующиеся на выставке в режиме слайд-шоу, являются документаций или произведением искусства? Как относиться к включенным в экспозицию фрагментам фильмов 1920х годов из Госфильмафонда РФ, таким как «Человек с киноаппаратом», «Броненосец Потемкин», «Метрополис» и другим шедеврам авангардного кино. Являются ли они в контексте выставки тиражируемым произведением или это текст эпохи, считываемый нами как ее знак? Можно ли назвать музейным предметом или это своего рода реди мейд, игрушки, собранные и представленные на выставке, на основе сделанных Беньямином в Москве фотографий, которые он опубликовал в 1930 году в Германии как сопровождение к статье «Русские игрушки»? В экспозицию также были включены архивные документы: газеты «Вечерняя Москва», афиши спектакля Мейерхольда «Ревизор» и просто артефакты эпохи: громкоговоритель, мандат, карта СССР, жестяная коробочка из под халвы, кукольные галоши.
В то время как текст дневника Беньямина материализовался и визуализировался в выставочном пространстве, включенное в экспозицию произведение современного искусства «Снег. Московский дневник Беньямина» Дмитрия Гутова и Давида Риффа, целенаправленно двигалось в противоположном направлении, то есть к языку и фонетике. Эта звуковая работа представляла собой чтение текста дневника Беньямина «в оригинале», то есть Гутов, не знающий языка и Рифф, носитель языка, совместно осуществляли процесс перевода.
Все представленные на выставке произведения, предметы, фильмы и документы были тщательно отобраны на основании текста московского дневника и в экспозиции сопровождались цитатами. То есть все экспонируемые предметы являлись овеществлением текста в пространстве или его визуализацией, вместе они создавали целостное высказывание, инсталляцию. В пользу версии выставки как инсталляции говорит и тот факт, что привычных этикеток в экспозиции не было, вместо них посетителям выдавался небольшой карманный путеводитель. В силу этого, на мой взгляд, вполне уместно говорить о выставке как синтетическом произведении, возникшем здесь и сейчас. Его коллективным автором стали участники кураторской группы: директор нижегородского филиала ГЦСИ Анна Гор, переводчик Беньямина Сергей Ромашко и коллекционер Павел Хорошилов, а также участники авторской группы, в которую, кроме выше перечисленных, вошли директор берлинского архива Беньямина Эрдмут Вицисла, издатель Беньямина Александр Иванов, архитектор экспозиции Сергей Ситар, художники Патриция Бах, Дмитрий Гутов, Давид Рифф, Ольга Чернышова.
Выставка расположилась в длинном и узком зале с одним большим окном в его торце. За окном, на улице, действительно виднелась наряженная новогодняя елка. К окну вела странная лестница, из деревянных поддонов, используемых для перевозки грузов. Этот символ переноса, транспортировки и метафоры был основным экспозиционным модулем. Основная часть  экспозиции, расположенная в глубине зала, была сконструирована из поддонов и напоминала об Установках Поповой и Веснина, специфической форме декораций в театре Мейерхольда.
Между окном и Установкой расположился объект Книга – подвешенная на тонких лесках огромная книга–раскладушка с факсимиле дневника с одной стороны и его текстом на русском – с другой. Можно было, в прямом смысле раздвигая гармошку листов, рыться в тексте. Занимая центральное положение в зале, ярко подсвеченная Книга, организовывала экспозиционную доминанту. Ее оттеняла линия постеров черного цвета с биографией Беньямина. Завершающим аккордом в ряду пространственных доминант Елка, Книга, Установка, стал черно-белый фотографический силуэт Вальтера Беньямина, расположившийся немного в стороне от Установки в конце экспозиции, в самом дальнем и темном ее углу.

 

Выставка была поделена на темы, сформулированные также на основе дневниковых записей Беньямина, на основе сфер его интересов и внимания: Город, Встречи, Игрушки, Театр, Кино, Любовь, Политика. Каждой из них была выделена отдельная комнатка в Установке, неустойчивой на вид, производящей ощущение временности и неустроенности коммунальной жизни. В многоуровневой конструкции из комнат, созданных фанерными перегородками, деревянными рейками и транспарантами с цитатами из дневника, важную экспозиционную функцию выполнял пол. Входя внутрь беньяминовского текста, зритель вступал на карту Москвы 20-х годов и оказывался перед витриной с игрушечными галошами (именно этот предмет, явившийся проявлением заботы любимой женщины, сделал жизнь Беньямина в Москве сносной).
Пол в комнате посвященной встречам был устлан протертой ковровой дорожкой, а в комнатке, посвященной игрушкам – стружкой. В комнате Любовь, в работе немецкой художницы Патриции Бах, пол (как и стены) был розовым, и на нем громоздились результаты долгой, из вечера в вечер повторявшейся игры в домино Вальтера Беньямина и Аси Лацис, педантично точно восстановленные на основе текста. Доски пола в комнате Политика, выдержанной в стиле рабочей комнаты отдыха, прогибались и пружинили при каждом шаге.
Совершая движения по лабиринту этих экспозиционных зальчиков, зритель совершал восхождение и, выходя из экспозиции, оказывался на высоте в половину человеческого роста, в рост с расположенным там фотоизображением Вальтера Беньямина. Все эти интерактивные эффекты инсталляции, позволяющие зрителю не только визуально, но и на уровне ощущений проникнуть в текст, также являются частью синтетического произведения здесь и сейчас. На мой взгляд, несмотря на многочисленные эффекты интерактивности, выставка не переступает грань и не становиться развлекательным аттракционом, оставаясь произведением искусства. Акцент авторами экспозиции сделан на фактах личной биографии Вальтера Беньямина, на его экзистенциональных переживаниях времени, на субъективных, но острых и точных наблюдениях и оценках. Фигура Беньямина, во всем ее очаровании скромного интеллектуала, избежавшего великих искушений великой эпохи, в большей степени интересна нам, чем сама эпоха.
Странным образом выставка в Нижнем Новгороде совпала с переизданием в Москве книги Беньямина в рамках совместной издательской программы ad Marginem и Центра современной культуры «Гараж». Это совпадение можно было бы объяснить исключительно годом Германии в России, но и выставка так организована, и статьи так подобраны в книге, что фокусируют интерес на личности автора. Как и выставка в Нижнем Новгороде, это второе издание дневника на русском, возможно, демонстрирует изменения нашего отношения к тексту Беньямина по сравнению с первым его изданием в 90х годах. Взгляд Вальтера Беньямина для нас уже не взгляд Другого, не проводник, осуществляющий перенос и перевод, благодаря которым мы можем прикоснуться к сложной и неоднозначной странице нашей истории, увидеть ее в другой оптике. Сегодня очевидно внимание к самой оптике и к личным качествам Вальтера Беньямина, ее формирующим.

Письма проходимца. Письмо#2: Художник и революция. Хроники декабря.
Начало декабря я провела большей частью в социальных сетях и на площадях Москвы. Этот материал подготовлен на основе  разворачивающихся там событий. Его цель – обнаружение и попытка интерпретации визуальных образов революционного подъема и возникшего в его результате гражданского общества.

Письма проходимца. Письмо #1. Оксана Саркисян>
Письма проходимца. Письмо
#1: биеннале и активизм>
Если в АРТФоне основу составляла живая речь участников арт-процесса, вовлеченных Оксаной в обсуждение некоторой актуальной темы, то в Письмах проходимца предполагается рассмотрение конкретных событий на арт сцене в ракурсе актуальной проблематики. И события и проблематику выбирает проходимец.


<<АРТФон - 31. 20 мая 2010. Первомайский конгресс творческих работников.

 

<<АРТФон - 30. 28 ноября 2009. Несвоевременные и сумбурные заметки. Интервью с  Андреем Ерофеевым о московской биеннале, лекция Алексея Пензина о постколониализме в Гараже, круглый стол на выставке Лисхаута «Город рабов» (Анна Зайцева, Андрей Ерофеев, Виктор Мизиано, Сергей Ситар, Ирина Кулик), интервью с Лизой Плавинской об Универсаме и круглый стол о нонконформизме (Стас Шурипа, Максим Илюхин, Игорь Чубаров, Алексей Пензин, Илья Будрайтскис и др). Анекдоты по случаю.  

<<АРТФон - 29 - 14 июля 2009 Наброски к образу.

<<АРТФон - 28 - 26 февраля 2009 Волна протеста  в ЦДХ-ГТГ.
 

<<АРТФон - 27 с Оксаной Саркисян10 февраля 2009 Точки зрения и перспенктивы. 
Редактор Арт Хроники Николай Молок, редактор гифа и фотографера Александр Евангелии, директор Арт стрелки Ольга Лопухова,  директор Фонда поощрения художеств Галина Филиппова, сотрудник галереи Гельмана Наталья Миловзорова, художник Александр Соколов. Фрагменты лекций Бориса Гройса и Франсес Моррис.

<<АРТФон - 26 с Оксаной Саркисян9 декабря 2008 Сон, в котором Кандинский превращается в сталинский ампир. 
Интервью с участниками выставки премии Кандинского 2008г. Дмитрием Врубелем, Борисом Орловым, Лизой Морозовой, группой ПГ, Александром Шабуровым, Дмитрием Цветковым, Алексеем Беляевым-Гинтовтом.

<<АРТФон - 25 с Оксаной Саркисян13 октября 2008 Осенняя грусть по нонконформизму.

<<АРТФон - 24 с Оксаной Саркисян11 августа 2008  Специальное летнее предложение. Арт-Веретьево 2008.

<<АРТФон - 23 с Оксаной Саркисян23 марта 2008  Законы и законодательства.  
Аукцион – последнее и  самое высокое искусство. B2B. Возможно ли некоммерческое искусство? Искусство – это эстетическая терапия>

<<АРТФон - 22 с Оксаной Саркисян3 февраля 2008  Куратор - исчезающий вид.  Беседы с Виктором Мизиано, Екатериной Деготь и Андреем Ерофеевым.  
Сфокусировать внимание на фигуре куратора мне показалось интересным в свете установившихся на московской сцене репрезентационных практик: искусство само-демонстрируется, используя сложившиеся уже механизмы галерей, выставочных залов и музеев. Куратор как делегированный представитель художественного сообщества в широком социуме уступил место хорошо (или сравнительно хорошо) налаженным институциональным механизмам художественной индустрии. Эту тенденцию в международном масштабе анализирует Виктор Мизиано, считающий, что актуальностью фигуры куратора были отмечены 90-е годы, как эпоха глобализации.  Другие двое моих собеседников особой разницы в кураторской практике по сравнению с 90-ми не усматривают.

<<АРТФон - 21 с Оксаной Саркисян.28 сентября 2007.  «Я поведу тебя в музей», - сказала мне сестра.
Интервью с исполняющем обязанности директора Московского Музея Современного Искусства Василием Церетели, коллекционером и основателем музея ART4 Игорем Маркиным, экскурсия по залам новой экспозиции Третьяковской галереи со старшим научным сотрудником ГТГ Кириллом Светляковым.

<<АРТФон - 20 с Оксаной Саркисян19 июня 2007.  Медиализация.
Интервью с Олегом Куликом, Дианой Мачулиной, Сергеем Шутовым, Яшей Кажданом, Максимом Крекотневым. Выступление Ольги Свибловой на презентации проекта российского павильона на Венецианской биеннале.

<<АРТФон - 19 с Оксаной Саркисян10 мая 2007.  Уважуха.
Пять премий на сцене московской художественной жизни: Инновация, Мастер, Черный квадрат, Премия Нового Правительства и Соратник.  

<<АРТФон - 18 с Оксаной Саркисян30 марта 2007.  Московская биеннале 2 по списку.
Интервью, собранные в этот выпуске я начала записывать еще до открытия биеннале. Беседы с группой Эскейп (Лизой Морозовой, Антоном Литвиным и Валерием Айзенбергом) и Львом Евзовичем (АЕС) состоялись до открытия биеннале.

<<АРТФон - 17 с Оксаной Саркисян17 декабря 2006.  Полифония больших идей.  Выступления на конференции в Третьяковкой галерее художника Николая Полисского и председателя правления фонда Метафутуризм Александра Погорельского, конференция в ГЦСИ читающего Маркса Дмитрия Гутова.

<<АРТФон - 16 с Оксаной Саркисян13 ноября 2006.  Страсти. Вопросы, попадающие в сферу интересов религиозных институтов, продолжают оставаться острыми углами в современном художественном дискурсе.  

<<АРТФон - 15 с Оксаной Саркисян. 31 октября 2006.  Когда деревья были маленькими. О проблемах молодых художников высказывались Фаина Балаховская, Нелли Подгорская (Айдан галерея), Владимир Овчаренко (Риджина), Марат Гельман (галерея Гельмана), Елена Селина (галерея XL), Дарья Пыркина и Ирина Горлова (ГЦСИ, кураторы проекта «Стой! Кто идет?»), а так же сами молодые художники: Юлия Жданова, Аня Орехова, Виктория Ломаско, Диана Мачулина, Леший и Максим Роганов из группы «Наливка-запеканка», Иван Бражкин.

<<АРТФон - 14 с Оксаной Саркисян. 21 сентября 2006.  Пресса о процессах. Интервью с Никитой Алексеевым (газета РУ), Ирой Кулик (Коммерсант), Андреем Ковалевым (Московское Время), Фаиной Балаховской (Time Out) и Виктором Мизиано (Художественный журнал).

<<АРТФон - 13 с Оксаной Саркисян. 30 мая 2006. Другой и его безумный двойник.  Презентация книги «Другое искусство» - выступления Л. Бажанова, И. Алпатовой, Е. Барабанова, Н. Котрелева, интервью с Ю. Пластининым. Празднование юбилея Третьяковской галереи – фонограмма торжественной части, интервью В. Колейчука. Е. Деготь, А. Ковалева, Е. Барабанова, реплики А. Брусиловского и Д. Пригова. 

<<АРТФон - 12 с Оксаной Саркисян. 2 мая 2006.  АРХИапрель. Лекции Ю. Аввакумова, И. Зангелиса, запись «Московской декларации о сохранении культурного наследия ХХ века», реплики Д. Саркисяна, И. Бакштейна, Ирины Горловой и Кирилла Асса.

<<АРТФон - 11 с Оксаной Саркисян. 11 апреля 2006.  Учиться, учиться и учиться! Вопросы образования  имеют первостепенное значение в современном информационном обществе. Обладать информацией - значит иметь первоначальный капитал. Интервью с Иосифом Бакштейном и Александром Соколовым, выступления Сергея Земляного, Майкла Хардта и Антонио Негри.

<<АРТФон - 10 с Оксаной Саркисян. 13 марта 2006.  Работа над комплексами. Прямой связи между государственной премией Инновация, обсуждением российского блокбастера «Дневной дозор» Павлом Пеперштейном и выходом новой версии легендарного советского фильма «Волга Волга2», на первый взгляд, нет. Но на этих событиях современное российское искусство обсуждалось в исторической перспективе.

<<АРТФон - 9 с Оксаной Саркисян. 27 февраля 2006.  Грани формального. Открытие фонда 26 января 2005 было приурочено к эпохальному, с точки зрения вдохновителя мероприятия Дмитрия Гутова, событию -  посещению в 1937 году Сталиным, Молотовым и Ждановым оперы «Леди Магбет Nского уезда» и  было посвящено статье «Сумбур вместо музыки». Дискуссия Formalism Forever раскрыла  исторический  пласт, в котором эстетическое стало политическим и презентовала новый фонд современного искусства.   

<<АРТФон - 8 с Оксаной Саркисян. 28 декабря 2005.  Прописные истины. Выступления в Третьяковской галерее Дмитрия Пригова, Владимира Дубосарского, психолога Третьяковской галереи. Интервью с Александрой Обуховой, Сергеем Бугаевым Африкой. Реплика пожилой женщины.

<<АРТФон - 7 с Оксаной Саркисян. 8 декабря 2005.  Диспозиция. Интервью о их политических взглядах с художниками Константином Звездочотовым, Леонидом Тишковым, группой АЕС, Никитой Алексеевым, Андреем Филипповым, Андреем Монастырским, Борисом Орловым, Дмитрием Приговым, Николаем Полисским, Сергеем Шутовым, Александром Савко, группой Синие носы. Разговор с Сергеем Братковым и Сергеем Шеховцовым.

<<АРТФон - 6 с Оксаной Саркисян. 17 ноября 2005.  Видео не видео. Исчезновение видеоарта , визитная карточка, динамическая проекция, видики крутятся, to day - фестиваль, романтика, антиутопия техно искусства.

<<АРТФон - 5 с Оксаной Саркисян. 9 ноября 2005.  Парад политического искусства.
Записи лекций Анатолия Осмоловского «Осень авангарда», круглого стола проекта «Интернационал», запись чтений «Привет, оружие!? Общество, искусство и война в современную эпоху», интервью с директором Сахаровского центра Самодуровым.

<<АРТФон - 4 с Оксаной Саркисян. 14 октября 2005. Время некоммерческих структур ? 
Фонд "Современный город", радикальные перемены в Московском центре искусств на Неглинной, экономическая база некоммерческого искусства, «Стой! кто идет» из Франции, Вены, Германии, Испании, Аргентины и церетелиевской школы искусств.

<<АРТФон - 3 с Оксаной Саркисян. 28 сентября 2005.  В люди.  Россия! - ? Социалистический идеализм. Ангелы истории. Разминка перед настоящей карьерой.
Интервью с Виталием Пацюковым, куратором выставки «Социалистический идеализм» Екатериной Деготь, куратором дома фотографии Екатериной Кондраниной, Олегом Куликом, Андреем Монастырским, Сергеем Братковым, реплика Ирины Кориной.

<<АРТФон - 2 с Оксаной Саркисян. 14 сентября 2005. POP инъекция. В совпадении двух выставок открывшихся параллельно в Третьяковской галереи, «Энди Уорхол: художник современной жизни» и «Русский поп арт», несомненно, присутствуют элементы музейной политики. Во многом  провокационное и радикальное название выставки "Русский поп-арт", которая сама по себе оказалась ярким и интересным проектом,  призвано вызвать широкое обсуждение проблем русского искусства, и создает предпосылки для серьезного искусствоведческого дискурса

<<АРТФон - 1 с Оксаной Саркисян. 5 сентября 2005. АРТ оккупация. Современное российское искусство настойчиво ищет способы прямого взаимодействия с широкой зрительской аудиторией,  и возможно в этом проявляется его наследственность, ведь искусство андеграунда очень страдало в оторванности от публики, и институциональная система их отношений еще не до конца сложилась. Осваивая шаг за шагом современные формы презентации искусства, мы начинаем осознанно приближаться к таким практикам искусства как public art. 

TopList


© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO