ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO


  В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТ ЛОНДОН - РЕПОРТАЖИ ЕЛЕНЫ ЗАЙЦЕВОЙ АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА ВЕНСКИЕ ЗАМЕТКИ ЛЕНЫ ЛАПШИНОЙ SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

"Синий диван
Редактор Елена Петровская. Институт философии РАН>

«Синий диван» выходит c 2002 года. Темы журнала - современная философия, современное искусство, кинематограф и масс-медиа, проблемы визуальности - и другие.

Синий диван #17. Протест.

Тему для юбилейного выпуска «Синего дивана» не пришлось искать, перебирая книги на библиотечной полке. Или, что более отвечает духу времени, заглядывая в Гугл в поисках новинок. Жизнь оказывается всегда богаче любых представлений и схем. В конце прошлого года что-то стало меняться – появился какой-то новый тонус, новый политический накал. Впервые за истекшее десятилетие мы услышали голос граждан – впервые наши собственные голоса зазвучали в открытых городских пространствах. С конца 2011 года заметно поменялся политический ландшафт, причем если поначалу были надежды и упования на возможность политических реформ, пускай и ограниченных, то сегодня ситуация выглядит совсем иначе. Вместе со сменой сезонов воцарился холод политический, и спонтанный всплеск коллективного протеста переживает период трансформации. Во что он выльется – сказать пока довольно трудно, но данный выпуск и не является в этом смысле прогностическим.
Авторы, собранные вместе под этой обложкой, пытаются осмыслить новое состояние, переживаемое нами сегодня. Совершенно естественно, что не миновать характеристики самой политики – отсюда блок текстов, исследующих проблемы современной власти с позиций философской антропологии (В. Подорога), политической теологии (Э. Надточий), политической философии (А. Филиппов) и даже «включенного наблюдения» (в случае стихийно возникающих политических форм) (П. Овчинников, А. Темиров).
Отдельным блоком представлены размышления на тему демократии, ее пределов и возможностей – причем любопытным образом подспорьем в этих размышлениях оказываются столь разные авторы, как американские классики Генри Торо и Джон Дьюи, а также наш современник Жак Деррида (материалы О. Аронсона, Е. Яичниковой, Д. Новикова). В самостоятельный блок выделены статьи, в которых так или иначе ставится проблема нового языка, изобретаемого протестным движением, будь то выдвигаемые им лозунги (Е. Петровская), длящийся кинематографический опыт фиксации его динамики и перепадов (интервью Ю. Лидерман с А. Расторгуевым и П. Костомаровым), роль оскорблений как средства чистки омертвелого политического языка (С. Зенкин) или же судьба самих наглядных символов протестного движения (А. Мокроусов). Этот блок заканчивается размышлениями о происходящей ныне клерикализации как попытке сверху придать обществу форму в отсутствие национальной идеи, которая могла бы стать объединяющей (Т. Щербина).
Наконец, отдельный блок составляют тексты, в которых текущая политическая реальность рассматривается сквозь этическую призму. Открывается он переводом эссе Дж. Батлер, начало которого публиковалось в предыдущем выпуске. Стоит отметить, что логическим продолжением интереса Батлер к проблеме конституирования «я» через фигуру Другого, а именно того «отчета» перед Другим, который непременно держит «я», стала ее вовлеченность в современное протестное движение, что выразилось как в ее прямом участии в Occupy Wall Street, так и в мыслях по поводу массовых уличных демонстраций в Египте.
Но как быть, если накал страстей доходит до предела? В чем то последнее, далее неразложимое основание, на котором может строиться связь людей, даже если политика превращает их в противников? Об этом рассуждает И. Болдырев в терминах регрессии, то есть возвращения к некоей исходной форме диалога. И все же: что связывает «я» и «ты» помимо нерасторжимого этического пакта? Ответ однозначный: действие. Тогда, когда есть возможность добиться конкретных результатов (Н. Брагинская), но также и тогда, когда дело кажется полностью проигранным. Только созидание способно привести к новой форме отношений – этических, экономических и политических. Но созидание – это оборотная сторона кризиса, если не вселенской катастрофы (А. Негри).
Уместно ли сегодня подводить итоги? И да, и нет. Журнал отмечает свой десятилетний юбилей. Страна как никогда далека от каких-либо торжеств, и все же в ней идут подспудные процессы. Отрадно сознавать, что ход их заранее не предрешен.
Я благодарю всех, кто оставался эти годы с нами и нас поддерживал – своими мыслями, заинтересованным и добрым отношением, участием, моральным и материальным. Ведь это в самом деле наш общий проект.

Елена Петровская.

Содержание

От редактора

I

Валерий Подорога. Господин-монстр. Заметки по антропологии власти (Проект)
Эдуард Надточий. Теология освобождения
Александр Филиппов. К новому политическому глоссарию
Павел Овчинников, Артем Темиров. «Занимай, чтобы освобождать»: Оккупай как новая форма политики

II

Олег Аронсон. Мечты о государстве непокорности (Читая Генри Торо сегодня)
Елена Яичникова. Голос зрителя: российское протестное искусство в свете эстетической теории Джона Дьюи и творчества Group Material
Дмитрий Новиков. Условие речи (По мотивам Жака Деррида)

III

Елена Петровская. Больше, чем слова: о границах семиотической интерпретации лозунгов
Юлия Лидерман. Интервью с режиссерами Александром Расторгуевым и Павлом Костомаровым, обратившимися к изобретению нового средства в ответ на протестные действия 2011–2012 годов
Сергей Зенкин. Оскорбление величества
Алексей Мокроусов. Белая лента, белые стерхи. Заметки о символике протестного движения
Татьяна Щербина. Опиум и грабли

IV

Джудит Батлер. Отчет о себе (окончание)
Иван Болдырев. Куда отступать? Два опыта о регрессии
Нина Брагинская. Свобода – не шляпа
Антонио Негри. Этика как созидание
 


Синий диван #16.  Этика. Этика определяется нашей изначальной связью с другим или другими, которые всегда нас превосходят и опережают. Этот посыл – опережающего присутствия другого – имеет самые серьезные последствия. Он заставляет сменить онтологию на этику, метафизику – на разновидность деконструкции. Признание приоритета другого/ других приводит к тому, что на первый план выступает то, что, отталкиваясь от текста Дж. Батлер, открывающего номер, я бы назвала соотносительностью. Мы всегда уже вовлечены в систему отношений с другими и должны давать им отчет. Из этого возникают как повествовательные очертания самости (самость – это реакция на запрос, идущий от другого), так и представление о том, что самость (субъективность) формируется лишь на втором – ответном – шаге>

15 номер. Вампиры.


14 номер. Предлагаемая <в 14-м номере "Синего дивана"> подборка текстов посвящена теории и практике медиа. В ней воспроизводятся материалы международной конференции, проходившей в Москве в мае 2006 г. и инициированной журналом «Синий диван». В ее проведении журналу была оказана помощь со стороны Российского института культурологии, Института философии РАН и Российского государственного гуманитарного университета, на площадках которого и происходило данное событие. Фредрик Джеймисон, Валерий Подорога, Олег Аронсон, Олег Генисаретский, Елена Петровская, Михаил Рыклин, Сьюзан Бак-Морс и другие>


13 номер. Номер, предлагаемый читателю, по-немецки называют «Festschrift», что буквально означает «юбилейный сборник». Действительно, нынешней подборкой материалов мы приносим дань уважения Михаилу Рыклину, справившему в начале 2008 года свой шестидесятилетний юбилей. Я думаю, что корпус текстов – лишь на первый взгляд довольно разнородных – отражает широкий круг интересов самого юбиляра, а также его темперамент, профессиональный и гражданский. Если бы пришлось обозначить сквозную тему, я использовала бы, наверное, несколько неловкий термин «социальность». (Другой возможный вариант – «философия культуры», и именно так определяется научная специализация Рыклина в одной из ему посвященных статей, только в этом сочетании отсутствует тот критический подтекст, без которого анализ явлений культуры вообще не представляется возможным.)


12 номер. ...сквозной темой основного блока материалов выступает власть. Помимо «суверенной», устанавливающей закон, есть власть того, что Мишель Фуко определял в терминах диспозитива: власть-в-действии (В. Подорога) или способ производства субъективности, заключающий в себе возможность контрвласти (А. Негри). Пристальный анализ Карла Шмитта позволяет сформулировать понятие власти как среды: это не только феномен «кулуаров» власти, но и такое возрастание используемых ею технических средств, когда их эффекты выходят из-под контроля человека (А. Филиппов). Только одна разновидность суверенной власти, похоже, не связана с неизбежным для человека социальным договором: это власть «внутреннего опыта», суверенность того, кто ничему не служит, согласно Жоржу Батаю (О. Тимофеева).
Читатель волен искать переклички с этими размышлениями в других представленных его вниманию материалах. Это акцент на политизации внешне сугубо формальных поисков позднего А. Родченко (М. Тупицына), выделение знаков имперскости как попытка «деконструировать» стиль социалистического реализма (Ю. Лидерман), обнаружение утопического потенциала в литературном высказывании фантасмагорического толка (Б. Куприянов). Можно высказать предположение, что недавний исторический опыт для нас овеян призраком империи. Что касается самих призраков и их «промежуточного» положения по отношению к устойчивым категориям бытия, то этому посвящается отдельное исследование (Н. Сосна). Повторю, однако, что поиск аналогий и/или общих проблемных узлов – дело свободного выбора.


10-11 сдвоенный номер.
Cдвоенный выпуск журнала посвящен «философским» животным. Не могу не отметить популярность этой темы среди тех, кто откликнулся на приглашение исследовать проблему с разных сторон: если прежде первый текстовый блок и был тематическим (с возможными, но не обязательными отголосками в прочих разделах), то корпус материалов, составивших 10-й и 11-й выпуски, практически полностью выстроен вокруг «зверей» и «животных». Чем это можно объяснить? По-видимому, здесь, в этой пограничной зоне, располагаются многие скрытые предпосылки – если не сказать болевые точки – достигнутого культурой универсального языка понимания. Животное – не только привычная метафора докультурного состояния, но и то, что указывает на границу самой субъективности. Что будет с придворными, если шут даст собаке пинка? (Гипотетическая ситуация, смоделированная по картине Веласкеса «Менины».) Вернее, что будет со всей системой властных и познавательных практик? И вообще, какую роль в ней играет вытесняемое – дикость, неразумие, инстинкт? В этом смысле можно говорить о животном как о процедуре исключения, в том числе и применительно к «я», благодаря чему воцаряется мир и порядок.
Но уже этологи понимали, что животное отличает открытость. Философы будут интерпретировать это как такую принадлежность миру, в которой записана полнота – и даже бесконечность – опыта дорефлексивной жизни. Или, если следовать другой традиции, как способ мыслить аффект. Не секрет, что с давних пор животное служило метафорой самого политического. Как понять функционирование такого сложного устройства, как «политическое тело», body politic? Без Левиафана, этого мифического животного – наполовину сухопутного, наполовину морского, даже новейшей политической теории не обойтись. Но этого мало. Животное не просто объясняет причину и характер государства. Оно образует элемент древнейшей космогонии, встречаясь в этом качестве у народов разного происхождения. Именно поэтому его можно прочитать как конструктивный элемент, а именно жанр, будто то басня или философский диалог.
Животное – это и старейший образ утопии. В сочинениях древних греков рыба, прожарившись до ожидаемой кондиции, сама летит голодному в рот, но и в советское время, переместившись в детскую литературу, утопия – образ потерянного рая – отлита в животные формы. Как нетрудно догадаться, животные располагают к разным типам анализа. Среди них можно выделить анализ философский, формальный, культурологический. Этот последний позволяет последовательно выявить характеристики животного как базовой мифологемы: двойственность отношения к сакральным животным (собака), пути и перепутья зверей воображаемых (единорог). Необходимо признать, наконец, что животное – в основном в контексте биополитическом – оказывается инструментом анализа как старых, так и новейших текстов отечественной культуры.
Таков далеко не полный перечень общекультурных и теоретических функций животного. Тем не менее знаменательно то, что сегодня о животном рассуждают все чаще и чаще. Видимо, этим словом и/или понятием покрывается этос как этика, как то, что дает возможность по-новому сформулировать проблему природы и культуры, характера самого знания, человеческого и его границ.
В настоящий номер включена беседа с Филиппом Лаку-Лабартом, автором оригинальной версии философской деконструкции. Этого удивительного человека не стало в январе 2007 года. Его интересы всегда были крайне разнообразны: театр, музыка, политика, поэзия. В разговоре, состоявшемся более десяти лет назад, проявилась еще одна страсть – к Марксу и марксизму. Думается, что эти размышления как никогда актуальны сегодня.
Хочу выразить свою признательность тем, кто помог в работе над выпуском, в первую очередь Дмитрию Торшилову, Эдуарду Надточию и Алексею Гарадже. И, конечно, моим близким, продолжающим верить в проект.
Елена Петровская

9 выпуск "Синего дивана". Редактор Елена Петровская. Институт "Русская антропологическая школа". Предисловие редактора>

"...то, что считалось самым человеческим в человеке, а именно мышление, отдается аффективной природе тела, письму (протописьму), оставленному тем "животным", признать тождество с которым невозможно, но в котором только и заключается метафизический исток. Такой ответ <...> выглядит достаточно неожиданным: метафизика не может быть закончена, поскольку она, - нечеловеческое предприятие, или, если угодно, произведение"
О. Аронсон о В.Подороге. СД 9, с. 219.

8 выпуск.

TopList

© 1991-2014 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO