ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO




В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТ ЛОНДОН - РЕПОРТАЖИ ЕЛЕНЫ ЗАЙЦЕВОЙ АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА ВЕНСКИЕ ЗАМЕТКИ ЛЕНЫ ЛАПШИНОЙ SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ

Механизмы современного искусства в шизофреническом пространстве (попытка развернутого ответа на обращение Бориса Орлова)
Марина Перчихина (Mouse
)
4.03.2011
 
Полночь с 4 на 5 марта. Марина Перчихина прислала в artinfo ответ Борису Орлову, точнее - ответ на его обращение:
3.03.2011 - Обращение художника Бориса Орлова к художественному сообществу с ясно изложенными вопросами: 1) экспертному совету; 2) художникам, то есть группе Война; 3) организаторам премии. В своем обращении Борис Орлов назвал номинировавших Войну членов экспертного совета Петрушами Верховенскими, а организаторов премии - косвенно - ротозеями, которых "включили в мизансцену, не предупредив о спектакле">
3.03.2011 - Письмо А.Плуцера-Сарно - официальное подтверждение от группы Война участия в Инновации>
3.03.2011 - РИА Новости: "Война" отказалась письменно подтвердить лояльность премии "Инновация">
Радикальное противостояние, признание со стороны культуры, поглощение массовой культурой, вызывающее необходимость следующего жеста - таковы механизмы инновации (без кавычек) которым подчиняется искусство как минимум со времен первого авангарда.
1. В действиях экспертов, номинировавших группу Война  на премию «Инновация» никакого нарушения логики в угоду политике нет. Жестов такого масштаба,  работающих с реальным пространством, у нас еще не было, Литейный Х..  (Член по версии шорт листа)  сравним  с уже классическими акциями Христо, и даже превосходит их, в силу минимализма и актуальности. Т.е. эксперты-номинаторы действовали в логике интернационального понимания современного искусства.
2. В готовности Войны принять премию тоже  алогизма не видно – пока рынок и институции догоняют, а радикал убегает, это нормально. Когда радикал позволяет себя наградить – это остановка, после которой бег продолжается. Но со временем  институции все же  догонят художника, и он становится частью культуры (если не сменит имя и занятия).
Шизофреническая непоследовательность заявлений входит в художественную стратегию группы как демонстрация широкого интерпретационного поля и шизофренического состояния самой реальности.
3. Поведение самой институции (государственной  принимающей в номинацию антигосударственный жест) тоже нормально, но уже  в национальной логике самого государства. Его (государства) шизофреническую раздвоенность в области культуры, активно выраженную уже в 2005 году в оппозиции Первая Московская Бьеннале – Таганский суд (процесс над «Осторожно, религия!») нельзя было не заметить.

Искусство в терминах Войны.

С начала 20-го века искусство определили военным термином авангард.
С конца 50-х до конца 90-х его развитие продолжалось как экспансия на территорию жизни.  В 90-е в разговоре о нем доминирует понятие стратегия. В нулевые контрнаступление реальности оттеснило  его  в резервацию. Кончились его большие амбиции. Остались роли коммерческого инструмента,  парка фестивальных аттракционов  и этнографической деревни-музея на карте туроператора.

«Предвоенная» Москва. Бьеннале – 2007.

Главное зрелище -  панорама  Москвы с  недостроенной башни бизнес центра.  Зрителей поднимали  в строительной люльке, раздав им  каски. Все искусство, собранное  интернациональной кураторской бригадой, не могло соперничать с мощным воздействием реальности стройплощадки.
Еще успешней небесного, был подземный аттракцион - кураторский проект Олега Кулика в льдохранилище  культурного центра  Винзавод. Катакомбное пространство, мерцающее кафелем 19-го века и видео проекциями 21-го,  заполняли толпы молодежи воспринявшей это как разновидность модного клуба.
Проект Кулика назывался «Верю». В другом специальном проекте («Дневник художника», ЦДХ) Авдей Тер-Оганьян со свойственной ему прямотой сообщал «Бога нет». В двух кварталах от Винзавода, в Сахаровском  Центре - «Запретное искусство 2006»[i] – обзор цензуры, спровоцированной судом над другой выставкой - «Осторожно, религия!». Парад аттракционов существовал, делая вид, что не знает о процессах против современного искусства в Таганском суде. 
Туристы-художники, туристы-критики, туристы-меценаты перемещаются по миру с одного пафосного события на другое. Но остается ощущение знакомого застойного марева 70-х- 80-х  годов прошлого века, от которого не могут отвлечь ни свобода передвижения, ни экранные технологии.

Диагностика (внешнего и внутреннего пространства)

 В 2007-ом, 22-го июня в Битцевском лесопарке артобъединение КАМОНО собирает ни  к кому и ни к чему не обращенное  слово «СПАСИБО». [ii]
Белые буквы СПАСИБО, перерезающие фон зелени и линию горизонта, стали первой  реакцией молодого искусства на кислородное голодание. [iii] Это  субверсивное подтверждение безнадежного диагноза отсылает к тридцатилетней давности «Лозунгу» группы Коллективные Действия: "Я НИ НА ЧТО НЕ ЖАЛУЮСЬ И МНЕ ВСЕ НРАВИТСЯ, НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО Я ЗДЕСЬ НИКОГДА НЕ БЫЛ И НЕ ЗНАЮ НИЧЕГО ОБ ЭТИХ МЕСТАХ"   

В 2008-ом диагноз  арт площадке был поставлен акцией "Испепеляющее самосожжение".[iv]  Художник Роман Эсс, включенный  в обойму молодых, демонстрировавших прирученный радикализм под началом Анатолия Осмоловского в Фонде Стелла[v], вышел на улицу  и, напротив дверей галереи (где внутри была и его работа),  облил себя желтоватой жидкостью из канистр с надписью «моча художника».   Потом долго безуспешно чиркал спичками. 
Внутри имитировали бунт. Снаружи повторялась имитация,  но материал, как выяснилось, был реальный, с запахом и неспособный к возгоранию. Демонстрировалось бессилие имитационного жеста. Вслед за термином Дм.Фурмана  относящемуся к политической системе нулевых «имитационная демократия», художественной площадке  будет впору название «имитационный авангард». 

Военные действия. Первый выстрел.

в конце июня, из рассылки  оглушил пресс-релиз:
"Группа Война занимается только неквалифицированным трудом"
 «В субботу 7 июля на цокольном этаже общежития ДСВ МГУ Война посадит Д. А. Пригова в монументальный советский шкаф. В течение дня шкаф с поэтом будет поднят по лестнице на последний этаж 22-х этажного здания - под непрерывный диалог Дмитрия Александровича с собственными записями. Широко известно, что единственной работой, не позволяющей уронить и деконструировать человеческую честь, является работа грузчика - перемещение тяжелых предметов в пространстве…».
Их совместная акция так и не случилась.
Перемещение состоялось другими силами и в другом пространстве.
Смертью Дмитрия Александровича Пригова, по всеобщему ощущению, закончилась целая эпоха актуального искусства. 

2007, август. Акция «Пир».  

Казалось, что Войне не суждено оправиться от удара.
Но «Пир» продемонстрировал и внутреннюю силу, и техническое совершенство, и способность  группы работать с самой жесткой и непредсказуемой реальностью.

Сороковины в вагоне кольцевой линии метро. Группа Война поминает Дмитрия Александровича Пригова. Ничего невероятнее и, одновременно, созвучнее самому Пригову, вообразить невозможно. Это рифмуется с одной из его последних работ называвшейся «подземные скоты жмутся поближе» [vi].
Поддается ли трансляции, экспонированию, документации самое главное - невидимый финал этой акции?  В тартаре туннеля, среди  змеиных клубков черного кабеля,  по кругу громыхает вагон с накрытым белой скатертью столом,  

Музей как саперное подразделение

В  июне того же года Олег Кулик заполнил  своей ретроспективой весь объем  ЦДХ.
Прорыв в реальность,  прозрачность и взвизги собачьего лая 90-х были проверкой социального и художественного пространства (мгновенно перешедшего от полного контроля к беспредельной свободе) на наличие последних табу. Далее демонстрируется  движение вспять, от безграничной свободы  до обозначенной стенками витрин.  Населенные восковыми идолами витрины-кубы  плавают в золотистом полиэтиленовом лабиринте вместе с многослойными отражениями отражений.  Скандал обращен в музей, даже если и мадам Тюссо.
Чуть ранее,  в ГЦСИ,  прошла ретроспектива  классика современного искусства - Вали Экспорт, не менее шокировавшей Австрию 60-х, чем Кулик Россию 90-х. За радикальным феминизмом  открылась нежданная бездна: рефлексия взаимодействия языка кино с физической реальностью.
Радикальные жесты современного искусства, пропущенные  через призму масс-медиа,  возвращаются редуцированными до бренда: «Кулик – собака», «Тер-Оганян – топор над иконой»,  «Вали Экспорт – треугольный вырез в джинсах».  Стоящие за ними объемы интеллектуальных конструкций  и формальных открытий выпадают в малодоступный осадок. А главный их материал, сама реальность,  и вовсе растворяется без остатка. На помощь приходит музей  - кропотливо восстанавливая содержание событий, демонстрируя физические следы и отходы производства. Но в случае современного искусства любые институции  - саперное подразделение. Оно вынимает из интеллектуальных бомб авангарда взрыватели и кладет разобранный механизм под стекло. 

.Марина Перчихина (Mouse)


[i] Напряженная конфронтация фундаментального православия и современного искусства обозначилась еще в 1998 и окончательно утвердилась обвинительным приговором кураторам, «Запретного искусства» этим летом.

[ii]  Текст Натальи Абалаковой можно найти http://kovalev-org.livejournal.com/129225.html?nc=1

а вместе с фотографиями акции - же в новостной ленте артинфо за июнь 2007

[iii] Андрей Кузькин и Хаим Сокол, воздвигшие  монументальное «СПАСИБО» в Битцевском лесопарке, через год оказались звездами художественной сцены. Без них не обходится ни одно значимое событие. За них страшно. Персональная память,  как и тело перформера, как и материалы их инсталляций и объектов, вещи хрупкие, тонкие, не приспособленные к  конвейеру художественной площадки.

 [iv] подробно в журнале: http://sil-kin.livejournal.com/254975.html

[v] «Эта выставка невольно ставит вопрос: "Где же сейчас находится радикальное искусство?". Если в начале 1990-х его место было на улице, то неужели теперь оно переместилось  в гламурные пространства дорогих галерей, в медиа, в квазиэкспертные обсуждения? Эта среда уже придумала название для современного искусства – «СоврИск» с явными коннотациями какого-то «совкового риска».
Но если Осмоловский – это бунтарское искусство, то кто же тогда мои друзья из группы Война? Как же тогда оценивать артистические эксперименты Леши Плуцера-Сарно? Ну, что ж, тогда это вообще не искусство, а сама его величество Реальность» Антон Николаев цитата по http://halfaman.livejournal.com/193089.html

[vi]  проект «Верю». В подземелье льдохнанилища был выставлен экскаватор под черной завесой, - снаружи только зубастый и беспомощный ковш.

Мой анализ акций Войны:

Акт субверсивной аффирмации  http://plucer.livejournal.com/60121.html#cutid1

Война как немое кино http://mpmouse.livejournal.com/120219.html 

Еще раз о Войне http://www.chaskor.ru/article/eshche_raz_o_vojne_21623  

Перед появлением Марины Абрамович в "Гараже" Марина Перчихина пишет о ней в Часкоре; как всегда у Перчихиной получается шире заявленной темы>
Акция - Перформанс - Спектакль. Марина Перчихина (Mouse)

TopList

© 1991-2014 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO